Ближе, чем рубашка к телу

Шесть лет рабочий день сорокалетнего Ярослава (имя изменено по просьбе героя) начинается минимум за два часа до назначенного срока “к выходу”. За это время ему необходимо провести целый ряд мероприятий, а именно: рекогносцировку на местности, то есть определить безопасные места, рубежи возможного нападения; узнать, находятся ли рядом пункты по оказанию медицинской помощи; проверить дом и автомобиль своего работодателя. Ярослав работает телохранителем, точнее – начальником личной охраны одного из не самых последних людей в стране. Именно потому он попросил изменить свое имя и отказался фотографироваться.

“Если ты работаешь с человеком достаточно долгое время, – говорит Ярослав, – то, конечно, уже знаешь, где обычно находится охраняемый, маршруты его передвижения. И приблизительные действия уже отработаны на каждой точке, где возможно нападение: куда ехать, как прикрывать, куда увозить… Ведь главная задача не в том, чтобы показать, как ты хорошо стреляешь или дерешься, чтобы отразить нападение. Главная задача – не допустить в принципе ситуации, которая может чем-либо грозить. Если это покушение, то его надо вовремя распознать и сделать так, чтобы оно стало невозможным. Если дело уже дошло до стрельбы – это большой пробел в работе службы безопасности”.

Ярославу можно верить – ранее он, кадровый военный, работал в спецподразделении СБУ, занимался антитеррористическими операциями. И хотя антитеррор в Украине, к счастью, не животрепещущая тема, работа таких подразделений проходит по тому же принципу – не допустить экстремальной ситуации.

“Кабинет” Ярослава – это машина сопровождения. “Мои коллеги, которые охраняют политиков, особенно во время выборов, работают в условиях постоянного стресса, – повествует Ярослав о специфике работы телохранителя. – Охраняемый постоянно в движении, часто в толпе, где может произойти что угодно: от покушения до броска “твердого тупого предмета”. Поэтому телохранитель должен быть очень хорошим психологом”.

Хорошим телохранителем считается не всем заметный “качок”, какими мы себе зачастую представляем охранника, а человек, впереди действий которого обязательно идет мысль. Служба личной безопасности должна быть тихой и незаметной. Сам Ярослав, кстати, ростом не больше 1,8 м, далеко не “шкаф”, без горы мускулов. Демонстративная охрана появляется только тогда, когда охраняемый занимает высокую государственную должность. Или если существует явная угроза и нужно показать, насколько сильны люди, обеспечивающие безопасность. По мнению специалистов, наиболее эффективна негласная охрана или смешанная – демонстративно-негласная. Хотя у нас в стране богатые люди часто держат демонстративную охрану только для имиджа, независимо от того, нужна ли она им вообще.

На неохраняемой территории возле “подопечного” Ярослава должно находиться как минимум два телохранителя. Один в непосредственной близости, другой – чуть на отдалении. Сопровождать охраняемого приходится даже в места, что называется, “общего пользования”, поскольку в этом вопросе боевики не врут – много нападений осуществляется именно в клозетах. Кстати, если “охраняемый объект” – женщина, то сложностей не возникает. В последнее время сложилась определенная тенденция: профессию “бодигарда” с удовольствием выбирают молодые девушки, как правило, спортсменки.

Обычно трудовой день у Ярослава заканчивается на два-три часа позже его охраняемого. “24″ поинтересовалась, как такой напряженный график сказывается на личной жизни. Оказалось, Ярославу повезло – его жена принадлежит к уже редкой категории так называемых офицерских жен. Тем не менее Ярослав считает, что выходные дни для человека его профессии необходимы. А помимо того, настоящий профессионал должен иметь один день в неделю для тренировки: физической, огневой, психологической. “Многие люди считают, что, нанимая одного телохранителя, который находится всегда рядом, обеспечивают свою полную безопасность, – говорит Ярослав. – Но это иллюзия безопасности. Охранник должен постоянно тренироваться. Даже участвовать в соревнованиях, ведь соревнования – это хороший тренинг для работы в условиях стресса”.
Впрочем, телохранителями обычно работают недолго. Слишком уж большие нагрузки. Проработав какое-то время, человек либо меняет работу, либо уходит в бизнес. Очень часто телохранители становятся доверенными лицами охраняемых, ведь ежедневное пребывание в непосредственной близости к человеку дает и доступ к информации и доверительные отношения. Лично Ярослав о смене профессии еще не задумывался. “Профессия востребованная, – говорит он. – К сожалению”. Телохранитель считает, что повышенный спрос на его работу говорит о нестабильности в обществе.

Справка “24″

По информации Национальной ассоциации телохранителей Украины на сегодняшний день по Украине работает около 1500 телохранителей.

Их заработная плата колеблется в размерах от $300 до $3000. Все зависит от квалификации, стажа, графика работы и степени опасности.

Получить “профильное образование” можно, к примеру, в Киевском профессиональном училище охраны и безопасности, или же в Винницком высшем профессиональном училище Департамента государственной службы охраны при МВ. Помимо государственных учебных заведений имеются негосударственные школы и курсы телохранителей. Подготовкой кадров занимаются Национальная ассоциация телохранителей Украины и украинское отделение Международной ассоциации телохранителей.

Автор: Радмила Корж, «24»