Интервью. Информагенство Репортер

11.11
18:53:45
Алексей Сулимов: Телохранители – это «серые тени», о которых никто не знает

Понятие о бодигарде как о киношном герое давно уже устарело. Телохранитель уверенно шагнул с экранов, оброс грудой мышц и прочно вошел в реестр самых востребованных профессий в Одессе, ведь дефицита «важных» людей, нуждающихся в защите, у нас никогда не было. Штампуют отечественных бодигардов на специализированных курсах в Национальной ассоциации телохранителей Украины. Об этом «Репортер» побеседовал с президентом ассоциации Алексеем Сулимовым.

«Репортер»: В Украине телохранитель – достаточно новая профессия. Как она возникла?

Алексей Сулимов: Еще в советские времена личная охрана была только у высших должностных лиц государства. Другой охраны не было, так как не было ни коммерсантов, ни богатых людей. Охраной властных людей занималось 9-е управление КГБ СССР. Затем все это трансформировалось, и в 1994 году в управлении государственной службы охраны при МВД Украины появилось подразделение, которое сегодня занимается инкассацией и личной охраной. Им разрешено заниматься охраной и на коммерческой основе.

«Р.»: Где можно обучиться ремеслу телохранителя?

А.С.: Их обучают в ассоциации телохранителей. С 2006 года мы выступаем как профессиональная, некоммерческая организация, образованная для установления профессионального подхода в области обеспечения личной безопасности. У нас есть очень много методик, а принцип нашей работы состоит в том, что в ней не должно быть профанаций. Все наши инструкторы – профессионалы с большим опытом. На курсы мы принимаем всех, кроме людей с медицинскими противопоказаниями и судимостями.

«Р.»: Приходят ли к вам женщины, желающие обучиться охранному ремеслу?

А.С.: Украинских женщин-телохранителей я не знаю. В государственной машине, возможно, и используют женщин, но под определенные цели и задачи; как правило, они работают в команде. Я, конечно, встречал на соревнованиях телохранителей-девушек, которые выступали очень неплохо. Вот, к примеру, в России достаточно известная Виктория Корчагина охраняла таких людей как Пол Маккартни. В прошлом она – мастер спорта по биатлону. В принципе если девушка хочет стать телохранителем – это не проблема, но потом начинается давление со стороны семьи и мужа и получается так, что всё это время и деньги были потрачены зря.
Человек, решивший стать телохранителем, должен быть зрелым, физически здоровым, с устоявшимся мировоззрением. Он должен быть готов по многим параметрам и не бояться, к примеру, сесть за руль «Мэйбаха» за миллион евро. Чтобы понять, есть «хвост» или нет (иными словами – слежка), нужно понимать, как эта слежка происходит. И таких нюансов очень много.

«Р.»: Дорого ли обходится обучение?

А.С.: Это достаточно затратная часть. Возьмем, к примеру, основные навыки: экстремальное вождение, специальная стрельба, ближний бой, медицинская подготовка, оперативно-технические мероприятия. У профессионального телохранителя, как правило, должно быть личное оборудование – дозиметры, бронежилеты, криптосмартфоны и так далее. Криптосмартфон – это устройство, которое шифрует телефонные разговоры, и стоит такая аппаратура от семи тысяч евро. Телохранителем невозможно стать за неделю, – этому нужно постоянно учиться и повышать квалификацию. Это длинный и затратный путь.

«Р.»: Какие бывают специализации у телохранителей?

А.С.: Спектр вакансий не так уж широк. Самая высокооплачиваемая и ответственная должность – это прикрепленный телохранитель, человек, который непосредственно отвечает за безопасность охраняемых лиц. Есть линейные телохранители, которые являются приданными силами прикрепленного охранника.

«Р.»: Как много бывает линейных секьюрити у одного человека?

А.С.: Всё зависит от степени угрозы этому человеку и от его материальных возможностей. Часто бывает, что охранников нанимают ради имиджа. Но от имиджевой охраны мы стараемся дистанцироваться, потому что мы – профессиональные люди, а в имиджевой охране работа телохранителя превращается в фарс. У человека замыливаются глаза, и он автоматически теряет квалификацию.

«Р.»: Как обстоит дело с выходными у телохранителя?

А.С.: Этот вопрос стоит очень остро. Во-первых, телохранителю всегда нужно быть бдительным, подозрительным, любопытным, и все эти моменты очень тяжело перенести психологически. Во-вторых, телохранителю нужно постоянно поддерживать физическую форму, а для этого нужны выходные. Поэтому желательно, чтобы у охраняемого лица было две смены защитников. Но, к сожалению, это редкость. У нас были случаи, когда спортсмены с весом за сотню килограммов, толковые ребята, просто падали в обморок на работе от переутомления.

«Р.»: Влияют ли физические параметры телохранителя – вес и рост – на качество его работы?

А.С.: В любом случае телохранитель должен быть здоровым и крепким. Рост и вес играют не решающую роль. В первую очередь он должен уметь думать головой, анализировать, видеть. Телохранитель состоит из мелочей, и ему платят не за то, что он умеет стрелять и драться, а за то, чтобы таких прецедентов не было.

«Р.»: Есть ли у телохранителей свой сленг?

А.С.: У нас есть целый «философский» словарь, а также народные мудрости, например: «Вижу глаза, не вижу рук, делай выводы, мой друг», кортеж, прикрепленный, ГЛО (группа личной охраны), сайга (гладкоствольное оружие) и так далее.

«Р.»: По каким причинам одесситы нанимают себе телохранителей?

А.С.: Причиной может быть ревность, конкуренция, деньги. В Одессе очень часто убивают, взрывают; зачастую это либо не афишируется, либо проходит в СМИ только вскользь. Эти факты говорят о том, что люди, нуждающиеся в защите, пренебрегают своей жизнью и не нанимают телохранителей.
Убийства происходят очень просто и банально. К примеру, год назад у нас завелся один подросток-взрыватель, который покушался на госслужащих. Из-за несовершенства тактики парня очень быстро нашли. Профанов много, а вот профессиональных телохранителей у нас всего порядка семи человек, – притом что желающих нанять охрану – сотни.

«Р.»: Бывают ли курьезные случаи во время несения службы?

А.С.: Конечно, бывают, только о них никто не рассказывает. У нас есть одно правило, можно сказать, завет: ни имен, ни мест, ни времени. Иначе как можно доверять нам жизнь, если нельзя доверить какую-то элементарную информацию? Но есть пара историй, которые уже можно рассказать. К примеру, однажды мы с охраняемым лицом поднялись в здание, а когда пришло время выходить, охрана с улицы сообщила, что на скамейке лежит подозрительный пакет. Мы некоторые время оставались в здании, чтобы прояснить ситуацию, но проблему решила местная дворничиха, которая подошла и хладнокровно выбросила пакет в урну.

«Р.»: Используете ли вы европейский опыт по обеспечению безопасности? Верно ли, что настоящий телохранитель должен пройти курсы в Израиле?

А.С.: В том-то и дело, что опыт должен быть только наш, украинский. Курсы в Израиле хороши для повышения квалификации, для обмена опытом, но за основу их брать нельзя. В Израиле другое законодательство, другое представление о личной охране. У них существует понятие, что хороший враг – мертвый враг, а у нас ребята работают максимум с травматическим оружием, да и согласно нашему законодательству это невозможно. Ребята должны быть адаптированы к реалиям.

«Р.»: Не страшно ли рисковать собой каждый день? Как к этому относится семья? Или хороший телохранитель – холостой телохранитель?

А.С.: Речь не идет о бесстрашии. То, что мы видели в фильме «Телохранитель», где он грудью защищал охраняемое лицо, на самом деле не что иное как профнепригодность, потому что он вошел в личные отношения с клиентом. Он защищал уже не охраняемое лицо, а свою любовь. В жизни такого нет, и телохранитель не работает пулеулавливателем. Он, безусловно, рискует своей жизнью, но делает это с наименьшими потерями. Работа сложная, неблагодарная, потому что в действительности телохранители – это «серые тени», о которых никто не знает. Никто и не должен знать о том, какие усилия они предпринимают ради спасения чужих жизней.

Беседовала Надежда Маркевич

Источник

Оставить комментарий